• Аркадий Мошес: «Вводить серьезные санкции против России Европа не со

     

    С этой позицией согласен и Аркадий Мошес, директор исследовательской программы по восточному соседству и по России Финского института международных отношений.

    Аркадий Мошес: Я думаю, что Европа пытается спасти лицо. Она делает все для того, чтобы не пойти на санкции. Европа пытается придумать некую позицию, которая будет выглядеть вроде бы как сбалансировано, вроде бы как нацеливаясь на определенных, можно сказать, знаковых фигур современного российского и крымского политикума. Но в реальности совершенно понятно, что ни на какие серьезные санкции Европа идти не собирается, потому, что, скажем, южные страны-члены ЕС открыто против этого. В Германии, насколько я понимаю, баланс не определен, но экономические интересы доминируют. Вдобавок к этому, там еще доминируют те люди, которые построили свои карьеры на призывах к позитиву и позитивным интерпретациям России и того, что происходит. Они привыкли призывать к тому, что Россия имеет большее значение, чем другие страны региона. Плюс, существует некий скептицизм по отношению к Украине вообще. Поэтому, на мой взгляд, Европа сегодня делает все для того, чтобы уйти от принятия решения по санкциям и вовсе не придумывать, какие санкции были бы эффективными в нынешний момент.

    Тем не менее, некоторые независимые российские политологи уверены в том, что это только первый сигнал со стороны Европы, что в четверг-пятницу на саммите лидеров Евросоюза этот «черный список» может быть дополнен людьми близкого круга президента Путина. Что Вы думаете по этому поводу?

    Думаю, что независимые политологи в России пытаются искать какие-то новости, которые можно было бы интерпретировать как некий сигнал надежды и одобрения. Я не знаю, окажутся ли они правы. Но дело в том, что мы вступаем в полосу интерпретаций. Расширение этого списка, добавление в него условно еще 5-10-15 фамилий ничего не изменит, потому что мы видим, с какого уровня все началось. Евросоюз вообще не очень охотно шел на санкции. Пример - белорусский случай, когда никаких реальных санкций введено в общем-то не было. И поэтому, я думаю, что в конце недели только появится пища для интерпретаций, но все равно нельзя будет говорить о введении санкций.

    Вчера министр иностранных дел Франции Лорен Фабиус заявил о возможности пересмотра контрактов с Россией относительно поставки двух кораблей-вертолетоносцев типа «Мистраль». Насколько это реально, если речь идет о сумме свыше миллиарда долларов?

    Я считаю это маловероятным. Думаю, что возможна некая задержка с передачей построенных кораблей России до того момента, когда острота спадет. Но полного отказа от этого контракта с тем, что Франция, безусловно, понесла бы большие экономические потери, не будет. Я считаю это крайне маловероятным.

    Существует еще так называемый третий этап ограничений - экономические санкции, рассчитанные на длительную перспективу. Если де-эскалации напряжения в Украине не будет, и страны восточной и центральной Европы, выступающие за жесткую политику относительно действий России, сумеют все-таки убедить своих западных партнеров по содружеству. Как Вы думаете, смогут ли французы, идя на отказ от поставки «Мистралей», убедить партнеров сделать жест солидарности. Скажем, убедить лондонское Сити наложить арест на счета российских олигархов?

    Думаю, что задача убеждения лондонского Сити будет предоставлена Вашингтону. Проблема будет не в лондонском Сити. Убеждать надо Берлин.

     



  • На главную